Предприятие с такой историей и такого значения для экономики региона и страны должно работать

Интервью с исполнительным директором* производственной площадки ООО «СТАН» в Иваново Владимиром Комаровым о сегодняшнем дне некогда известного на весь мир предприятия

- Что представлял собой завод ИЗТС как имущественный комплекс и как бизнес в тот момент, когда СТАН принял решение о покупке его мощностей? 

- К моменту прихода компании «СТАН» на ивановскую площадку завод находился в стадии тихого умирания. Наши специалисты проводили аудит ИЗТС и выводы были пессимистичны: руководство завода преднамеренно или неосознанно вело его к банкротству, при этом пытаясь решить свои личные интересы путем продажи или сдачи в аренду имущественного комплекса. Но посудите сами, пошёл бы г-н Бажанов на сделку со СТАНом, если бы его актив приносил прибыль и был завален заказами? Многие «подводные камни» с собственностью, которые обнаружились уже в процессе противостояния, г-н Бажанов скрыл от нас, что никак не свидетельствует о его добросовестности и надёжности как делового партнёра.

- Тогда по-другому задам вопрос: что получил СТАН в результате сделки с ИЗТС? Какое имущество, бизнес, активы? 

- На момент сделки СТАН получил от ОАО «ИЗТС» два более-менее пригодных для работы корпуса с достаточно изношенным оборудованием и незавершенными ОАО «ИЗТС» заказами.

- А почему в ту сделку вошли только два цеха, а не вся территория завода? 

- Территория завода формировалась в советское время с совершенно иным объёмом заказов. Для СТАНа было важно, что завод выпускает оборудование, которое закрывает в продуктовой линейке СТАНа необходимые ниши для формирования полноценного модельного ряда. Но для этого достаточно тех двух цехов, которые были нами куплены. Некоторые корпуса Бажанов либо уже продал коммерческим структурам, либо сдавал в аренду. Кроме того, остальные здания были непригодны к эксплуатации, в них не было оборудования или оно находилось в нерабочем состоянии. А в литейном цехе вообще можно снимать фильмы о войне! Это ещё раз к теме о «рачительном хозяйственнике» Бажанове.

- Я делал интервью с генеральным директором ОАО Владимиром Бажановым, и основной претензией Владимира Михайловича к СТАНу было как раз то, что вы взяли оборудование, которое вы называете старым и изношенным. Он считает его вполне себе годным и говорит, что вы сначала хотели его приобрести, но так и не купили

- СТАН и сейчас готов использовать оборудование, часть которого была куплена нами сразу. Просто мы не готовы забирать его по цене нового, как предлагает господинн Бажанов. Это оборудование 60-70-х годов. Самое молодое оборудование, которое есть на заводе, – начала 80-х.

- Бажанов утверждает, что вы подписали с ОАО «ИЗТС» соглашение о покупке по определённой цене, а потом отказались её платить. Я уже запутался в этих взаимных претензиях. 

- Сделка является коммерческой и её условия не подлежат разглашению по правилам конфиденциальности.

- Владимир Бажанов, продав производство вашей компании, со временем создал вокруг этой сделки много информационной шумихи. Он так и не ответил мне прямо на вопрос: почему, получив деньги от СТАНа, он не погасил долги по налогам и зарплате? 

- Вопрос лучше адресовать Владимиру Михайловичу. Но сам этот факт ставит под сомнение его образ «успешного бизнесмена» и «отца родного» для рабочих. У тех работников, которые перешли на нашу площадку из ОАО «ИЗТС», до сих пор осталась обида на г-на Бажанова из-за его систематического невыполнения обязательств перед ними.

- Сейчас, когда конфликт ОАО и ООО «ИЗТС» зашёл уже далеко и вы по уши в судах, вы можете ответить на вопрос: почему вы поставили Бажанова директором во вновь созданное СТАНом ООО и при этом он остался директором своих торговых домов и всего прочего? Вы не понимали, что в этом решении изначально был заложен конфликт? 

- Сама конструкция сделки говорит о том, что целью СТАНа было возрождение производства. Господин Бажанов настаивал на том, чтобы остаться руководителем площадки на первый год, и мы пошли ему навстречу: компании был нужен грамотный руководитель-производственник, каковым он себя позиционировал. Теперь-то мы понимаем, что это был ещё один «трюк» Владимира Михайловича: остаться у руля завода, чтобы за счёт нового собственника решить свои проблемы и заработать. Мы же предполагали, что, оставив производство под контролем профессионала, будем заниматься коммерцией. Ивановский завод включался в межзаводскую кооперацию с пятью другими площадками компании, у СТАНа солидный портфель заказов и налаженные отношения с крупнейшими заказчиками, госструктурами. Для сравнения: площадка в Кимрах Тверской области была включена в контур СТАНа только в середине 2016 году, но уже сегодня её объём заказов достигает почти 1 млрд. рублей. Рязанский станкозавод, который практически в одно время с Ивановским вошёл в состав СТАНа, уже получил займ Фонда развития промышленности на 300 млн. рублей. Очевидно, что возможности у компании федерального уровня больше, чем у заводского отдела продаж.

- Не могу не вспомнить претензию Бажанова к СТАНу: заказы так и не появились

- Заказчики столько раз «обжигались», ведя дела с Бажановым, поэтому нужно время, чтобы снять их предубеждение в отношении завода. Ну а когда Владимир Бажанов развернул информационную войну со СТАНом, то это вконец отпугнуло клиентов: как мы гарантируем заказчику соблюдение сроков и качества оборудования, если сам руководитель площадки начинает публично дискутировать с собственником и не даёт нормально заводу работать? Тем не менее, у СТАНа есть определённый объём заказов, который сразу же после урегулирования ситуации может быть реализован на площадке.

- Хочу услышать вашу версию: что происходит сейчас с площадкой? Если я правильно понимаю, главный спор между Бажановым и новыми собственниками – это те самые станки, которые стояли недоделанные в купленных СТАНом цехах, и Бажанов, генеральный директор уже вашего ООО, их доделал. И что дальше? 

- Новое юридическое лицо, созданное СТАНом, по договорам с ОАО «ИЗТС» оплатило и завершило доделку оборудования, производить которое начинало ещё ОАО «ИЗТС». Это оборудование было реализовано через торговый дом, принадлежавший, как оказалось, Владимиру Бажанову. То есть Владимир Михайлович дважды обвёл так называемых «московских рейдеров» вокруг пальца: за счёт СТАНа доделал оборудование, предоплату за которое он уже давно «проел», а деньги, вырученные от продажи этого оборудования, положил в свой карман. Кроме того, пользуясь доверием, которое мы ему оказали на первых порах, г-н Бажанов, используя ресурсы СТАНа, на мощностях, принадлежащих СТАНу, продолжал работы по заказам, полученным на его собственное ОАО «ИЗТС». По нашим данным, он таким образом получил около 50 млн. рублей. Очевидно, что иначе, как мошенничество, это нельзя назвать. Но сам г-н Бажанов называет себя «жертвой рейдеров», что его якобы обманули и якобы что-то недоплатили. И на основании этого недоказанного факта решил мешать нормальной хозяйственной деятельности ивановской площадки СТАНа, но сам в суд почему-то не обратился. Это сделали мы, так как его действия не дают нам возможности выполнять заказы.

- И тогда Бажанов решил использовать другие методы давления? 

- В одном из интервью Владимир Михайлович заявлял, что для оказания давления на СТАН он решил взять в обеспечение те самые станки, которые на тот момент были закончены за счёт СТАНа. Тем самым он подтвердил, что не стал искать законных путей решения конфликта, а выбрал путь шантажа: блокировал производство, ограничил въезд-выезд на территорию завода, создал препятствия для получения нашими цехами коммунальных услуг и энергоресурсов. В итоге производство практически простаивает, люди не имеют работы, нет заказов и работы – нет полноценных налоговых и социальных отчислений в городской и областной бюджеты.

- Вы не платите зарплату, вы не платите налоги, область недополучает доход… 

- Рабочим, которые сейчас в простое, мы по закону платим 2/3 оклада, хоть это и прямые убытки для СТАНа. Но без полноценной загрузки мы не можем создавать новые рабочие места, хотя планировали это сделать. Но самое опасное это то, что люди начинают уставать от неопределённости, они находят другую работу. А ведь уходят ценные специалисты, которых потом днём с огнём не сыщешь - квалифицированные инженеры, токари, фрезеровщики, газосварщики. Такие профессии скоро будем заносить в «Красную книгу» рабочих специальностей.

- Вы ожидали помощи от чиновников? 

- Учитывая роль завода в экономике региона, то мы как стратегический инвестор рассчитывали на поддержку со стороны областных властей. Ведь они должны быть заинтересованы в увеличении занятости, налоговых отчислений, социальной стабильности, а ситуация, созданная господином Бажановым, не способствует этому.

- Кульминация ИЗТСовской истории пришлась на лето, когда ваши машины протаранили ворота ИЗТС. Я так понимаю, это как раз связано с договором сервитута, и тот же самый Владимир Михайлович в интервью говорил, что вы сами в этом виноваты, так как не захотели оформить договор в органах юстиции. 

- Это лукавство со стороны Владимира Михайловича. Ситуация с сервитутом относится к категории тех самых «подводных камней», о которых он «забыл» сообщить при заключении сделки. С Бажановым был заключён договор о сервитуте, где были прописаны все условия, приложена схема проезда и прохода и стояли подписи сторон. Однако Росреестр отказался регистрировать этот договор в силу того, что его маршрут проходил через обременённую землю. И тут выясняется, что банк «Авангард», который также имел несчастье сотрудничать с г-ном Бажановым и также был им «кинут», в судебном порядке наложил запрет на землю, которой и касался договор сервитута.

- То есть он не имел права этим участком распоряжаться? 

- Да, этот участок до сих пор в обременении. И г-н Бажанов совершенно точно знал это, совершая сделку со СТАНом. И хотя он пытается изобразить себя наследником легендарного директора Кабаидзе и защитником прав «сирых и убогих», но, по сути, – он обычный хваткий капиталист, которому палец в рот не клади – откусит всю руку. Вот такая «акула капитализма» Ивановской области.

- Я правильно понимаю, что в двух ваших цехах сейчас не ведётся никакая деятельность? 

- Если совсем не вести никакую деятельность, цеха просто рухнут. Мы поддерживаем их в рабочем состоянии за собственный счёт.

- А производственная деятельность? 

- Производственная деятельность остановлена полностью.

- А те заказы, которые были вами найдены? 

- Они были перераспределены между другими производственными площадками, входящими в состав СТАНа.

- Какое будущее у того места, которое в Иванове принято называть «ИЗТС» – как завода, а не как территории? 

- СТАН никогда не рассматривал варианта закрытия или перепрофилирования завода. Нас интересует стабильная работа площадки в интересах всей компании. Мы твердо осознаём, что предприятие с такой историей и такого значения для экономики региона и страны, должно работать.

- Мы, ивановцы, знаем, что такое «ИЗТС»…

- СТАН пытается сберечь специалистов из Иваново, переводит их на другие свои площадки, лишь бы они не теряли квалификацию и имели достойный заработок. Это дополнительные затраты, но СТАН идет на это. Если мы сейчас растеряем этот высокопрофессиональный коллектив, то молодым поколениям рабочих не у кого будет перенимать опыт. То есть оборвётся, можно сказать, связь поколений. Как сказал один наш заводской специалист: если растеряем кадры, придётся начинать не с нуля, а с огромного минуса. 

- У Бажанова своего производства не осталось? Вы не конкуренты? 

- У г-на Бажанова нет собственного производства – он не альтернатива, за ним ничего нет.

- У меня не укладывается в голове одно: почему по сделке, закрытой четырнадцатым годом, претензии появились только в шестнадцатом? 

- Известно, что аппетит растёт во время еды и, видя успехи СТАНа в возрождении предприятия, возможно, г-н Бажанов решил, что продешевил. И он стал активно мешать нормальной деятельности новых собственников. И все его дальнейшие действия – суд с запретом использования торговой марки ИЗТС, и отключения электроэнергии в цехах СТАНа, и попытки помешать доставить заказчику готовое оборудование – это всё элементы его тактики, с использованием которой г-н Бажанов, наверно, пытается добиться дополнительных бонусов.

- Владимир Михайлович называл СТАН «рейдерами»… 

- Ярлык «рейдер» обычно используют собственники и менеджеры, чтобы оправдать свою управленческую и предпринимательскую несостоятельность. Это в полной мере относится к г-ну Бажанову.

* в настоящее время – директор по производству

Алексей Машкевич
Фото: Варвара Гертье
Оригинал: http://1000inf.ru/news/68671/