Российское станкостроение: тернистый путь к успеху

Станкостроение — одна из ключевых отраслей, во многом определяющая уровень промышленного развития и технологической независимости государства. Это своего рода технический нерв машиностроения, база для модернизации всей индустрии. Именно эта отрасль является критически важной с точки зрения развития таких стратегических сегментов промышленности, как авиастроение, вертолётостроение, газотурбинное двигателестроение, судостроение и т.д.

Как известно, после распада СССР объемы производства станков в нашей стране упали в десятки раз. И если раньше Россия была одним из мировых лидеров в этой области и конкурировала с США и Германией, то к началу 2000-х годов скатились в третий десяток, уступая даже Чехии и Турции. Такое положение поначалу было обусловлено общим промышленным спадом, а затем ориентацией отечественных потребителей на покупку импортного оборудования. При отсутствии устойчивого спроса, желающих инвестировать в отечественное станкостроение не появлялось, существующие предприятия постепенно теряли свой потенциал или закрывались. Устаревающие мощности не позволяли производить станки, соответствующие современным требованиям, и отношение российских потребителей к отечественному оборудованию становилось еще более негативным. В итоге к 2014 году доля импорта в отрасли составила более 90%.

Падение курса рубля и ухудшение геополитической обстановки, с одной стороны, многократно обострили проблему импортозависимости, с другой, — стали толчком к ее преодолению. О необходимости возрождения отечественного производства станков заговорили на высшем уровне, были откорректированы намеченные ранее меры государственной поддержки и введены новые. Сегодня мы рассмотрим, как изменилась ситуация в отрасли за последние два года, каких результатов удалось достичь и что еще предстоит сделать, чтобы отечественное станкостроение смогло покрывать внутренний спрос и приобрело конкурентоспособность на мировом рынке.

Рынок растет, доля импорта снижается

По словам Министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова, ключевыми потребителями станков на сегодня являются предприятия ОПК, тяжелого и энергетического машиностроения, а также автомобильной и металлургической промышленности.

По итогам 2015 г. премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что объем рынка станкостроения увеличился до 100 млрд рублей (против 62 млрд годом ранее), а объем импорта сократился с 88% до 80%. В 2016 году эксперты прогнозировали очередное десятипроцентное падение доли импорта, однако к началу текущего года никаких громких заявлений на этот счет не последовало. Тем не менее, определенные положительные сдвиги отмечают практически все эксперты отрасли. Тому есть несколько причин. Во-первых, помогают рыночные факторы, связанные со снижением курса рубля и платежеспособности российских покупателей. Во-вторых, — искусственно введенные ограничения на поставки станков из-за рубежа и меры финансовой поддержки российских производителей.

«Благодаря целенаправленной государственной промышленной политике машиностроение в целом и станкостроение в частности стали постепенно возвращаться к нормальной стабильной работе и получили импульс для дальнейшего развития, — отмечает генеральный директор ООО «СТАН» Вадим Сорокин. — Государство в лице Правительства, Минпромторга оказывает отрасли достаточную поддержку. Так, на смену правительственному постановлению №1224 в январе этого года было подписано постановление № 9, которое уточняет регламент приобретения российского оборудования для нужд обороны страны и безопасности государства вместо импортного при наличии отечественных аналогов. Кроме того, работает постановление Правительства РФ от 17 июля 2015 г. № 719 «О критериях отнесения промышленной продукции к промышленной продукции, не имеющей аналогов, произведенных в Российской Федерации».

В 2016 году в Фонде развития промышленности была начата отдельная программа «Станкостроение», по которой финансируются инвестиционные проекты в отрасли. Бюджетом также субсидируются НИОКР и процентные ставки по банковским кредитам».

По мнению президента Российской ассоциации «Станкоинструмент» Георгия Самодурова, постановление № 1224, запрещающее оборонным предприятиям покупать зарубежные станки, с учетом внесенных в него изменений в 2015 году, в свое время тоже стало хорошим стимулом для развития отрасли.

«Благодаря принятой в стране промышленной политике зарубежные фирмы задумались об организации производства металлообрабатывающего оборудования в России, постепенно идет процесс по организации совместных предприятий, — отмечает Г. Самодуров. — В 2016 году открылся станкостроительный завод в г. Ульяновске, построенный немецким концерном DMG MORI. Кроме того, на российский станкостроительный рынок пришли и отечественные инвесторы, такие как компания «СТАН», владеющая активами шести ведущих станкостроительных предприятий расположенных в г. Рязань, г. Коломна (Московская область), г. Стерлитамак (Башкортостан), г. Кимры (Тверская область), г. Иваново и г. Москва. Компания «СТАН» внесла солидные инвестиции на техническое перевооружение вышеперечисленных предприятий, обновление модельного ряда выпускаемого оборудования предназначенного для комплексной прецизионной обработки сложнейших деталей».

Помочь деньгами

Сегодня основным источником финансовой поддержки станкостроения является Фонд развития промышленности (ФРП). В 2016 году ФРП запустил две программы, которые смогут стимулировать отечественных производителей станков и обновление основных фондов российских заводов.

Первая программа — «Создание серийных производств станкоинструментальной продукции» — предусматривает заём, доступный для отечественных производителей станков, их деталей и комплектующих, промышленного инструмента, технологической оснастки для машиностроения, устройств программного управления станками. Сумма займа по программе может составить от 50 до 500 млн рублей, срок займа — до 7 лет. При этом компания должна софинансировать только 30% от стоимости проекта, тогда как по условиям основной программы ФРП необходимо привлечь половину от стоимости проекта.

Вторая программа ФРП — «Лизинговые проекты». По ее условиям лизингополучатель может финансировать до 27% от общей стоимости оборудования по уникальной для России ставке в 1% годовых в рублях, таким образом, заём ФРП может составить до 90% от аванса на приобретение оборудования.

Кроме того, станкостроительные предприятия могут воспользоваться основной программой ФРП, которая называется «Проекты развития». По ее условиям заемщик софинансирует не менее 50% стоимости проекта. В основной программе ФРП срок займа ограничен пятью годами. Максимальная сумма займа составляет 300 млн рублей.

«По состоянию на февраль 2017 г. ФРП софинансировал восемь проектов в области производства станкоинструментальной продукции и комплектующих для нее, — сообщил нашему изданию заместитель Министра промышленности и торговли РФ Василий Осьмаков. — Общая сумма займов по ним превышает 2,5 млрд рублей. Реализация проектов позволит привлечь 1,9 млрд руб. частных инвестиций в реальный сектор экономики. Общая стоимость проектов – более 4,4 млрд рублей.

При этом три проекта из восьми профинансировано по «Программе станкостроения». Все они направлены на решение различных задач в станкостроительной отрасли и связаны как с производством отдельных компонентов, так и станков целиком. К примеру, предприятие «Иннотехмет» из Калужской области готовит производство стационарных и приводных блоков для станков с ЧПУ, а также станочных тисков. НПО «Станкостроение» уже наладило в Стерлитамаке производство эргономичных корпус для станков с числовым программным управлением. Другое предприятие — «Станкотех» из подмосковной Коломны собирается выпускать токарно-фрезерные карусельные станки с ЧПУ для обработки деталей из чугуна, сталей, цветных металлов и их сплавов».

Проблемы, не теряющие актуальности

Несмотря на очевидные положительные сдвиги, говорить о том, что отечественное станкостроение прочно встало на ноги, пока рано. На рынке по-прежнему сохраняется определенное недоверие потребителей к российской продукции. Многие предприятия не имеют возможности обновлять производственные фонды, что сказывается на качестве продукции и производительности труда. Сохраняется высокая зависимость производства от импортных комплектующих.

«Негативное влияние на наш бизнес оказывает инерция мышления российский заказчиков, которые до сих пор уверены, что отечественные производители не выпускают нужное ему оборудование и что качество и сервис, предлагаемые нашими заводами, не достигают западных образцов, — поясняет Вадим Сорокин. — Отсюда — недостаточный спрос на российскую станкостроительную продукцию, и в результате — дефицит средств на инвестиции в производство и разработки. Мы с этим предрассудком постоянно боремся. Постепенно опыт использования наших станков убеждает клиентов, что они ни в чем не уступают, а где-то даже превосходят по качеству зарубежное оборудование.

Другой больной вопрос для большинства российских станкостроительных заводов — износ основных фондов, и решить его можно только за счет привлечения крупных инвестиций. Однако сейчас в России практически невозможно найти долгосрочные кредиты: большинство банков предлагают деньги на срок до одиннадцати месяцев под 15% годовых и выше. Очевидно, что такой подход со стороны финансового сектора не даёт отрасли стимулов к росту».

О сложностях, связанных с высокими ставками по кредитам, говорит и Георгий Самодуров. По его мнению, сегодня российские станкостроители проигрывают зарубежным не столько по техническим характеристикам или качеству продукции, сколько по условиям поставки. Имея доступ к дешевым деньгам, японские и европейские предприятия могут предложить российскому покупателю выгодную рассрочку на три-семь лет. Отечественным производителям такие условия не по карману.

Еще одна проблема отрасли — острый дефицит инженерных и высококвалифицированных рабочих кадров. Средний возраст работников на многих станкостроительных предприятиях приближается к 50 годам. Несмотря на все заявления, в высшем и среднем специальном образовании сохраняется большой перекос в сторону профессий непроизводственного сектора.

«Даже профильные станкостроительные вузы выпускают, на наш взгляд, недостаточно инженеров, единицы из которых попадают на заводы, — считает генеральный директор «СТАН». — Поэтому мы сами системно пытаемся решить эту задачу на корпоративном уровне. Компания стала активным участником чемпионатов молодых рабочих World Skills, мы начали разработку проекта по созданию своего собственного Учебного центра, выпускники которого получают гарантии трудоустройства на производственных площадках компании».

Выиграть в конкурентной борьбе

Действующие сегодня меры господдержки направлены не только на развитие исконно отечественных предприятий, но и на трансферт технологий и создание производственных площадок, выпускающих оборудование иностранных брендов в России. В частности, все программы ФРП доступны не только для российских, но и для зарубежных предприятий, готовых локализовать производство и зарегистрировать бизнес в России.

В стране по-разному относятся к проектам по локализации. Некоторые придерживаются мнения, что поддержка западного бизнеса мешает развитию собственных предприятий. Тем не менее, на правительственном уровне считают, что такие события, как, к примеру, открытие завода DMG MORI в Ульяновской области — это несомненный успех. Так или иначе, проект принес 90 млн евро инвестиций в российскую экономику, обеспечил дополнительные рабочие места и налоговые отчисления.

По данным ассоциации «Станкоинструмент», на сегодня около десятка итальянских, немецких, чешских и швейцарских крупных компаний готовы к созданию совместных предприятий на территории России. Если это произойдет, конкуренция внутри страны вырастет. Впрочем, ведущих российских производителей, это не пугает. При условии, что речь будет идти о честной конкуренции и честной локализации.

«Конкуренция — это отличный стимул для работы! — говорит Вадим Сорокин. — Только в такой среде и можно сформировать действенную структуру, способную создавать новые продукты, выполнять модернизацию, развивать систему сервиса. Конкуренция заставляет концентрировать необходимый интеллектуальный потенциал и технологические компетенции, которые позволяют компании развиваться вместе с мировыми тенденциями.

Другое дело, что многие зарубежные производители, столкнувшись с проблемой западных санкций и российских контр-санкций в машиностроении, стали активно осваивать тему сборочного производства в России. Так некоторые наши коллеги по рынку завозят собранные по факту в Китае станки и затем просто крепят табличку «Сделано в России». Это тоже форма конкуренции. Но следует иметь в виду, что такого рода проекты преследуют цель быстро окупить вложенные инвестиции. Если на рынке случится кризис, то такие «сборщики» быстро свернут своё производство. Они же не вкладывались в разработку станков непосредственно в России, не формировали долгосрочные отношения с местными комплектаторами и поэтому быстро «заморозят» сборочные цеха. Такое мы наблюдали, например, в автомобильной промышленности.

Нужно подчеркнуть, что у отечественных производителей станков есть свои конкурентные преимущества. Мы ориентированы на долговечность и ремонтопригодность выпускаемых нами станков и обрабатывающих центров. Мы вкладываемся в собственные разработки, и российский рынок — приоритетный для нас. Местные производители более мобильны, гибки и в большей степени ориентированы на клиентов, чем транснациональные корпорации с многомиллиардными оборотами».

Георгий Самодуров считает, что на конкурентном рынке отечественным предприятиям важно найти подходящие для себя сегменты. К примеру, бессмысленно пытаться превзойти китайцев по выпуску серийных универсальных станков. Полезнее развивать имеющиеся в стране компетенции по выпуску уникального, нестандартного, крупногабаритного оборудования.
О станкостроении будущего
Сейчас Минпромторг разрабатывает стратегию развития станкоинструментальной промышленности, в которой должна быть определена модель развития рынка, чёткие приоритеты и направления работы, выделены сегменты, в которых нужно формировать отечественных комплектаторов.

Очевидно, что никакое движение вперед невозможно без изменения финансово-кредитной политики в стране и, возможно, создания особых условий для станкостроителей. Кроме этого, наши эксперты подчеркивают важность развития в России инженерно-технического и научно-исследовательского потенциала, позволяющего создавать передовое оборудование.

«Мы видим необходимость государственной поддержи не только производства, но и разработки станкостроительной техники, — говорит Вадим Сорокин. — Мы убеждены, что наличие собственной конструкторской компетенции — это краеугольный камень национальной независимости в отрасли. Поддержка разработки будет способствовать развитию человеческого капитала, смежных отраслей производства, науки, и, в конце концов, повышать престиж страны».

«Станкоинструментальная отрасль России получит развитие с учетом потребности в оборудовании для стратегических отраслей промышленности, — считает Георгий Самодуров. — Прежде всего, это технологии обработки нетрадиционно сверхтвердых, композитных материалов, развитие аддитивных технологий, переход на концепцию «Индустрия 4.0», где ключевую роль будут играть информационные технологии. Особая роль отводится созданию научного центра по развитию станкоинструментальной отрасли на базе МГТУ «СТАНКИН». Все вышеперечисленные меры в совокупности дадут возможность увеличить производство российских станков и вывести отрасль на новый уровень».

Екатерина Зубкова